Женское счастье


А что это, собственно, такое, женское счастье? Или, если быть более конкретной в своем познавательном порыве, бывает ли счастье исключительно женским? Потому что если есть женское счастье, то, следовательно, должно быть и мужское. Это как в обувном магазине: женский отдел и мужской. Все об этом знают. Возражений не возникает. Всё естественно, соответствует всем социальным нормам и законам природы.

Принципиальные отличия в строении нижних конечностей породили различные тенденции в обувной промышленности. Есть даже крупные фирмы, которые специализируются на мужской или на женской обуви. И ни у кого вопросов не возникает.

Со счастьем ситуация другая. Как я уже упомянула выше, женское счастье — термин общеизвестный. Никого подобное определение в тупик не ставит, и каждый даже делает попытки озвучить — что же это такое, если вы вдруг проявляете вопиющее невежество и позволяете себе требовать разъяснений.

А что же мужское? Существует ли в природе мужское счастье? Или мужскому полу в счастье отказано? Или, если предположить нечто худшее, спектр мужских поводов почувствовать себя счастливым, настолько широк, а репертуар настолько разнообразен, что просто не подпадает под такое узкое определение, как счастье?

Сколько раз приходилось слышать: она обрела своё женское счастье. Или наоборот, особенно если речь заходит об особе выдающейся, известной, вроде математика Софьи Ковалевской: она так и не узнала женского счастья. Получается, что если до этого самого момента она и была счастлива по каким-либо другим причинам, то это счастье было неженским? Тогда каким? Мужским? Или среднего рода? Или то счастье как-то и за счастье не считается? Подделка? Суррогат? Да и что такое счастье вообще? И может ли оно иметь половые отличия?

Попробуем для начала вспомнить общепринятое определение для термина «женское счастье». Итак, согласно мнению авторов любовных романов, ведущих ток-шоу, а также устремлениям всех без исключения главных героинь мыльных опер отечественного и зарубежного производства, женское счастье — это наличие в жизни женщины постоянного полового партнёра, отношения с которым регламентированы и узаконены государством посредством регистрации гражданского состояния. Уф… Ничего себе счастье. А если проще, по-человечески? А попроще это выглядит так: каждый вечер приходит мужик, ты его кормишь ужином, он ложится в постель, удовлетворяет с тобой свою сексуальную потребность (хорошо, если не только свою, но и твою не забывает), утром встаёт, забывает опустить крышку унитаза, ты его кормишь завтраком, он уходит на работу… В результате ночных манипуляций часто появляются дети. Их тоже кормишь, одеваешь, купаешь, отправляешь в школу. И так каждый день. Иногда тебя вывозят в отпуск, если позволяют финансы, или выдают небольшую сумму денег на твои женские слабости. Эта сумма чем-то напоминает мне чаевые для официанта, но она также является непременным атрибутом женского счастья. Ах да, и уже запредельное женское счастье — это сексуальное удовлетворение, которые ты получаешь в процессе исполнения супружеских обязанностей. То есть оргазм. Это вроде джек-пота в лотерее. Служит эффективной приманкой, но редко кому выпадает. Непозволительная роскошь. Излишества, которые давно пора обложить налогом. Это что-то вроде мобильного телефона в платиновом корпусе. Причуды богачей.

А если ещё короче, то для определения хватило бы одной цитаты из бессмертной песенки Министра-Администратора:

«Хорошо, когда женщина есть, леди, дама, сеньора, фемина. А для женщины главная честь, когда есть у ней рядом мужчина…»

До сих пор неясно? Сомнения? Вопросы? Куда уж проще! Женское счастье — это мужчина. А мужское счастье — это все остальное. В том числе и женщина, конечно, но отнюдь не в роли первого приза. А скорее как приятное и необходимое дополнение. Мужчине позволительно быть счастливым совершенно по другим поводам. Победил «Манчестер Юнайтед» — счастье! Пиво нашлось в холодильнике — тоже счастье! Тёща уехала — это уже запредельное счастье. А также рыбалка, хоккей, новая машина, повышение по службе, командировка на Багамы, Нобелевская премия, корпоративная вечеринка, два гигабайта оперативной памяти для новой игрушки и многое-многое другое. Да все что угодно. Никаких запретов, ограничений и приоритетов. Для мужчины всё — счастье, и самое примечательное в том, что никто не осмелится его попрекнуть тем, что он якобы счастлив неправильно, не так как положено, счастлив по одной из вышеперечисленных причин, а не по той единственной, что ему назначена по единогласному решению бабушек у подъезда, дальних родственников и редакторов глянцевых журналов типа «Космополитен». Нет, нет, мужчина в своём выборе совершенно свободен. Это нам, женщинам, счастье исключительно женское полагается, узкоспециализированное. И стоит оно как-то особняком, в сторонке, по отношению к счастью настоящему, эталонному. Этакое оно однобокое, ущербное, слабенькое, пропитанное тональным кремом и слезами. И ни шагу за круг. Никаких посягательств на счастье эталонное, истинное, то самое, настоящее, для настоящих… людей, то есть для мужчин.

Я к чему завела весь этот разговор… Время от времени находятся все же женщины, кто умудряется быть счастливой не так, как ей предписано раскрученным блефом о женском счастье, а так, как разрешается быть счастливым только мужчине — в творчестве. Вот, например. Одна молодая и весьма миловидная особа проводила большую часть своего времени ни в грезах о свадебном торжестве, а в творении всевозможных очаровательных вещичек для украшения жизни своей и окружающих. Кроме этого, она грешила живописью и поэзией. А вечера проводила дома за книгой, а не в поисках приключений на свои нижние 90 по барам, ресторанам и дискотекам. Мужчины её мало интересовали. Совершенно нетипичное женское поведение! Бедная, несчастная девочка…

Кстати, бедная девочка выглядела абсолютно счастливой и удовлетворённой жизнью. Никаких тебе вздохов, стенаний, матовой бледности и следов депрессивной бессонницы. Более того, полная душевная гармония выставлена напоказ в совершенном бесстыдстве. Может быть, игра? Но истинное счастье сыграть далеко не просто, если вы не голливудская дива, у которой сами мышцы лица уже законсервировались в позиции «изображаем радость». Улыбку можно сыграть, вымучить, отрепетировать. Но свет! Свет, тот, что внутри, что прорывает лучиком сквозь опущенные ресницы, его как сыграешь? Зажигалкой изнутри не подсветишь, глотать её бесполезно. Нет, нет, никакой игры. Это вам не шоу-бизнес. Всё серьезно, по-взрослому. Симпатичная женщина, немного за тридцать, и совершенно счастлива! Как такое возможно? Непорядок! Что-то тут не так. Не положено. Как она смеет? Всем женское счастье подавай, а она, видите ли, и так счастлива. Картинки она, видите ли, рисует. И это в тридцать-то лет! Без мужа! Ей рыдать полагается, головой об стенку день и ночь биться, свечки ставить Николаю Угоднику, чтоб чудо сотворил и послал бы ей мужика непьющего, а она смеётся! Радостна, светла. В стадо ее! Кнутом или пряником. Можно, поленом. Дурь из головы выбить, чтоб других не смущала. И чтоб как все. Чтоб как у всех. Не сметь отрываться от коллектива!

Вот примерно такие действия немедленно предприняли все окружающие, стремясь загнать блудную овечку в стойло. А во главе бригады ретивых пастухов — кто бы вы думали? Мать подсудимой, которая и выставила свою нерадивую, непозволительно счастливую дочь на всеобщее судилище. Вот, смотрите, люди добрые, на эту отступницу, на эту овцу паршивую, женского счастья не признает. Помогите вразумить, а если уговорить не удастся, то помогите заставить, принудить. В конце концов, если человек не понимает, в чём состоит его счастье, то надо бы объяснить, ведь мы-то лучше знаем. Мы всегда лучше знаем, как надо жить правильно, прилично и по закону. А если слов не понимает, то найдутся средства более увесистые. Железной рукой укажем дорогу к светлому будущему, то бишь к женскому счастью. А то, что она с нашим выбором не соглашается, так это по невежеству, по наивности своей. Нам бы ей только объяснить подоходчивей, застращать, запугать, а там уж неразумная наша спасибо нам скажет за то, что глаза открыли и на путь истинный наставили.

Итак, установлено, что попытка быть счастливой без «женского счастья» вызывает резко отрицательную реакцию окружающих. И в первую очередь мужчин. Получается странный парадокс. С одной стороны, женское счастье представляется чем-то вроде пародии на настоящее, розово-кисельным. Вроде как крошка чихуахуа рядом с сенбернаром. А с другой стороны, если мы, я женщин подразумеваю, выращиваем стаффордшира или даже водим на поводке волка, нам тут же, с округлившимися от ужаса глазами, пытаются всучить эту самую чихуахуа, потому что якобы нам полагается содержать только эту породу и никакую другую.

Честное слово, я ничего не понимаю. Будьте любезны, объясните мне, пожалуйста. Почему я не имею права быть счастливой так, как мне хочется? Почему я не могу следовать своим склонностям и развивать свои таланты, если именно это и приносит мне наивысшее удовлетворение? И почему моё счастье априори считается не настоящим, если его причиной не является мужчина и ему сопутствующее? Почему это вызывает у всех окружающих настоящие судороги страха, и они сразу же начинают убеждать меня, что я должна изменить свою жизнь, ибо, я, по их глубокому разумению, несмотря на мой цветущий вид, блеск в глазах и прекрасный сон, глубоко несчастна? Почему?..


Like it? Share with your friends!

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Женское счастье

log in

reset password

Back to
log in